ХроникаПандемия коронавирусаОбновлено в 19:24

Сергей Карякин: не думаю, что после матча с Карлсеном шахматный бум стихнет

Гроссмейстер рассказал о том, что помешало ему победить норвежца Карлсена в матче за мировую шахматную корону, и о перспективах заняться политикой

Сергей Карякин: не думаю, что после матча с Карлсеном шахматный бум стихнет
Сергей Карякин
Фото: ТАСС, Антон Новодережкин

Москва. 6 декабря. INTERFAX.RU - Российский гроссмейстер Сергей Карякин был близок к победе над действующим чемпионом мира по шахматам норвежцем Магнусом Карлсеном в матче за мировую шахматную корону, однако в итоге потерпел поражение. В интервью корреспонденту "Интерфакса" Владимиру Нардину он озвучил причины неудачи и назвал ключевые моменты поединка.

- По словам главы ФИДЕ Кирсана Илюмжинова, за чемпионским матчем следило рекордное количество людей. Даже текстовая трансляция тай-брейка на нашем сайте собрала под миллион просмотров.

- Да вы что, серьезно?

- Ожидали вы такого наплыва внимания - со стороны публики, СМИ?

- Ну, если говорить откровенно… Я не хочу никого обидеть, но об этом совершенно не думал, потому что просто играл в шахматы, делал это максимально хорошо, как мог. И я считаю, что мои результаты делают для популяризации шахмат в России гораздо больше, чем какое-нибудь лишнее интервью - как-то так.

- Но до вас доходила информация об ажиотаже?

- Да, такая информация доходила. Мне было очень приятно, потому что я чувствовал, что играю не только за себя, но и за всю страну.

- Добавляло это груз ответственности?

- Нет, я сам старался не думать об ответственности. Просто воспринимал это как дополнительную поддержку, дополнительную мотивацию показать все, на что я способен.

- Нет опасений, что пройдет какое-то время и этот шахматный бум стихнет?

- Думаю, что такого не произойдет, потому что очень много детей начало играть в шахматы именно после этого матча. Поэтому думаю, что такого не будет.

- Ключевые моменты чемпионского матча – это…

- …во-первых, это третья и четвертая партии, которые проходили с преимуществом Магнуса, но в которых мне удалось защититься. Потом, после пятой партии, я сумел захватить инициативу, и в восьмой партии удалось победить. Это был, безусловно, важнейший момент. Потом была очень важная девятая партия, в которой у меня было большое преимущество, но, к сожалению, я не сумел ее довести до победы. Ну и потом - десятая (ее Карякин проиграл - ИФ) партия, в которой у меня был путь к ничьей, но я его не нашел.

- Что же произошло потом на тай-брейке?

- Меня подвело то, что после 12 партий в классику я просто не сумел перестроиться. Получается, когда мы играли в быстрые шахматы, я продолжал думать очень долго - нужно же было думать и соображать быстрее.

Здесь нужно понимать, что это абсолютно два разных вида шахмат. Получается, 20 дней играешь в один вид шахмат, потом, спустя какое-то время, нужно перестроиться на другой. Я не смог это сделать так хорошо, как Магнус. Что ж, сделал из этого вывод – и теперь пойдем дальше.

- От кого, кроме вас, Карлсену ждать большей конкуренции в ближайшие годы?

- В теории составить конкуренцию может практически любой, кто входит в десятку (рейтинга ФИДЕ – ИФ). Но все-таки, если посмотреть статистику, то, конечно же, Магнус является большим фаворитом.

- Хотелось поинтересоваться, общались вы с Магнусом в кулуарах. Что он за человек, приветлив ли он с вами? Внешне воспринимается каким-то угрюмым персонажем.

- У меня с ним абсолютно нормальные отношения. Но, наверное, нельзя сказать, что мы лучшие друзья, потому что все-таки мы конкурируем. У нас очень острая конкуренция.

- Вас сейчас постоянно атакуют вопросами о футболе (Карякин является болельщиком "Спартака" и теперь участвует в ряде акций футбольного и хоккейного клубов - ИФ). Можете ли провести аналогию соперничества Карякин – Карлсен с футбольным противостоянием?

- Я не такой огромный специалист по футболу, но думаю, что под эту аналогию может попасть любой матч, который приходит в упорной борьбе, который доходит если не до серии пенальти, то хотя бы до дополнительного времени. Матч, в котором играют две очень сильные команды.

- Насколько я знаю, во время матча с Карлсеном вы устроили себе некий информационный вакуум, чтобы ни на что не обращать внимания. Но после того, когда все закончилось, о чем вы заинтересовались в первую очередь?

- О том, что происходит в мире. Это, конечно, было даже более на первом месте, чем то, что писали обо мне. Просто хотелось почитать новости, хотелось посмотреть, что произошло за месяц, потому что за это время практически ни за чем не следил. И я пришел к выводу, что если человек не читает новости в течение какого-то времени, то ничего не меняется, мир остается прежним, как бы ничего такого не происходит.

- Наверняка до вас доходили критические высказывания о своей игре со стороны Гарри Каспарова?

- Мое дело - играть в шахматы и все, что можно было сказать по этому поводу, я уже сказал. Я очень надеюсь, что, мы будем относиться с уважением ко всем шахматным профессионалам, потому что мы все делаем одно дело, любим одну и ту же игру. Все мы взрослые люди.

- Матч за мировую шахматную корону считается стрессовым мероприятием, требующим концентрации, психологической устойчивости. Как вам удавалось засыпать по ночам перед партиями?

- На этот матч я приехал с врачом, у меня был массажист. Он мне очень помогал восстанавливаться.

- Когда и при каких обстоятельствах вы осознали, что из вас получится потенциально сильный гроссмейстер?

- Когда мне было семь лет, я уже стал перворазрядником, что, в принципе, является колоссальным достижением. То есть ясно было уже, что я очень талантливый. Потом уже шло по нарастающей. Но лет в 12, когда стал самым молодым гроссмейстером, я думал уже только о том, что нужно становиться чемпионом мира. Других целей уже не было.

- Будучи юным любителем шахмат, на кого хотели равняться из тех, кто уже тогда считался состоявшимся гроссмейстером?

- Сложно сказать, потому что с детства я пытался выработать свой стиль, пытался ни на кого не ориентироваться и поэтому я принадлежу только самому себе (улыбается).

- Есть ли у вас планы в будущем заняться политикой?

- В теории – да. Но пока что в ближайшие лет 15, считаю, буду играть в шахматы. Поэтому слишком рано об этом говорить.

- А с точки зрения популяризации шахмат какие-то дополнительные проекты планируются?

- У меня есть шахматная школа Сергея Карякина при юрфаке МГУ – так что я вношу какой-то свой вклад в популяризацию.

- Кирсан Илюмжинов хочет продвинуть быстрые шахматы в программу зимней Олимпиады. Ваше к этому отношение?

- Если есть такая возможность, то это было бы круто.

- Много споров идет на тему, можно ли шахматы считать спортом?

- Я считаю, что шахматы - это чистый спорт и это мнение не только мое, но также и Магнуса Карлсена, потому что у него тоже спрашивали на пресс-конференции. Но суть в том, что шахматисты, получается, сидят по семь часов за доской, они думают очень долго. Вот попробуйте посидеть семь часов, когда надо пытаться найти лучшее решение - все это очень сложно, и это, конечно, спорт.

Матч за мировую шахматную корону между Сергеем Карякиным и Магнусом Карлсеном (организатор – компания World Chess by Agon Limited; партнёры – ФосАгро и EGCapital Advisers) проходил в Нью-Йорке с 11 по 30 ноября. По итогам 12 партий была зафиксирована ничья - 6:6. На тай-брейке сильнее оказался норвежец, который, таким образом, сохранил титул чемпиона мира.

Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код
(function(w, n) { w[n] = w[n] || []; w[n].push([{ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179074300466320', params: { p1: 'cbujh', p2: 'emwl', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 760, isAutoReloads: false }]); })(window, 'adfoxAsyncParamsAdaptive');